Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш

Согласно режиссерскому плану, композиционный строй кадров был должен быть традиционно симметричным, рассчитанным на интуитивное чувство равновесия людского глаза. Увлекаясь движением, современное кино запамятовало о статике. Абуладзе стремился к очень недвижной камере, скрывающей внутри себя внутреннюю, не бросающуюся в глаза динамику. Панорам было малость, но любая из их драматургически оправдана Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш. Движение камеры должно быть связано с внутренним движением. Движение и развитие – сокрытый процесс внутренней жизни изображения, переход из 1-го состояния в другое.

Кадры из кинофильма. На нижнем: сцена в автобусе, в центре актриса Цицино Цицишвили и Нани Чиквинидзе

Следуя общей идее, я старался ясно выражать формы, подчеркивая их композиционными линиями. Фигуры Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш и предметы отсекались от среды, в какой они находились, среда оставалась просто фоном. В статичных планах место становилось структурой, замкнутой внутри себя. Композиция кадра должна была управлять процессом восприятия. Графическое решение добивалось немногословности, ясности в освещении и построении мизансцен. При выборе натуры мы избегали "парадных" мест на утопавших в Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш зелени центральных улицах. Вообщем старались не допускать композиционной дробности, пестроты, которую всегда заносят в изображение пятнистые тени деревьев и живописные облака.

Скупость стиля добивалась жесткой урбанизированной среды с четкими геометрическими контурами домов, трамвайными и жд способами. На натуре композицию кадров определял рельеф местности: актерские сцены снимались на улицах Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш различных уровней, нередко в острых ракурсах. Когда кинофильм вышел, многие не узнали собственный город: улицы и площади казались другими, не теми, к которым привыкли обитатели Тбилиси.

Город я люблю – это моя стихия. Мне любопытно строить многоплановые композиции, которые требуют простора, масштаба. К примеру, сцену встречи отца с детками мы снимали на одной Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш из городских уличных лестниц. На общем плане с верхней статичной точки объектив с F=28 мм подчеркнуто выделял застывшую перспективу домов и улиц.

За актерами понизу, на заднем плане, показывалась улица, живущая собственной обыкновенной жизнью: пешеходы, транспорт, а еще далее, в глубине, раскрывалась широкая панорама старенького городка. Работая при Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш направленном светотеневом освещении, я обнажал линейную структуру места и выявлял его стереоскопичность, глубинный нрав, а высочайший контраст и твердость изображения гармонировали с драматизмом сцены. Броский солнечный свет позволял работать на более закрытой диафрагме, что обеспечивало наивысшую глубину резко изображаемого места.

Кадры из кинофильма

Точно так же, при ярчайшем солнце Кадр из фильма. Слева направо актеры: Отар Коберидзе, Нани Чиквинидзе и Михо Борашвшш, снимались главные натурные сцены. Особенные трудности появлялись во время работы в передвигающихся трамваях, автобусах, вагонах поезда. В те годы подобные кадры делались способом комбинированных съемок. Мы же стремились к наибольшей подлинности и естественности. Высочайшая яркость заоконных фонов добивалась искусственной подсветки снутри передвигающегося интерьера.


kadri-dlya-effektivnoj-nauki-vizovi-innovacionnogo-razvitiya-6-sostoyanie-innovacionnoj-sferi-9.html
kadri-i-upravlenie-v-izraile-referat.html
kadri-iz-filma-vverhu-akter-m-ulyanov-v-roli-generala-charnoti.html